Симптомы и лечение сенсомоторной афазии после инсульта

Речевые расстройства являются распространенным симптомом инсульта (15–38%). Они часто приводят к стойкой инвалидизации, значительно затрудняют реабилитацию в восстановительном периоде, снижают качество жизни как самих больных, так и окружающих лиц, вызывают негативные психоэмоциональные реакции, повышают экономические затраты на лечение. У пациентов с постинсультными афазиями по сравнению с пациентами с инсультом, но без речевых расстройств выше смертность, они дольше остаются в стационаре. Предикторами хорошего восстановления речевой функции являются легкая и умеренная степень выраженности речевых расстройств в остром периоде инсульта, объем повреждения головного мозга (чем меньше ишемический очаг, тем выше шансы на восстановление), молодой возраст, высокий индекс Бартел, высокий уровень образования. Помимо терапии базисного сосудистого заболевания пациенты с речевыми расстройствами нуждаются в систематических логопедических занятиях и приеме препаратов с целью оптимизации церебральных нейрорепаративных процессов.

Таблица. Виды афазий

Афазии – это нарушение высших психических функций человека, которое заключается в утрате или снижении способности к вербальной коммуникации, включая построение собственного речевого высказывания и/или понимание обращенной речи. Как правило, у пациентов с афазией отмечается патология как устной, так и письменной речи (чтение, письмо), а также обнаруживаются трудности при использовании языка жестов и шрифта Брайля (рельефно-точечный шрифт для письма и чтения слепых).

Нейроанатомия афазий

Речевые зоны представляют собой сложноорганизованную нейрокогнитивную сеть, расположенную в доминантном полушарии. Примерно у 95% людей доминантным по речи является левое полушарие, а в 5% случаев или оба полушария участвуют в иннервации речи, или доминантным становится правое полушарие. Уже при рождении более чем у половины новорожденных кора в области Вернике и угловой извилины в левом полушарии примерно на 50% больше по объему, чем в правом [1]. Если по какой-либо причине в очень раннем детстве левые речевые области страдают, то правое полушарие мозга приобретает признаки доминантного [1].

Речевые центры включают в себя задние отделы левой лобной доли (область Брока) и левую верхнюю височную извилину (область Вернике), а также связи между этими зонами. В зоне Брока формируется двигательная программа речевого высказывания. Область Брока проецируется непосредственно на нейроны прецентральной извилины, которые иннервируют мышцы гортани и ротовой полости. Область Вернике отвечает за сличение слуховой информации со зрительными и кинестетическими образами, что необходимо для понимания обращенной речи. Сличение информации обеспечивается связями между областью Вернике и затылочной, а также теменной корой. Еще один важный для речи церебральный отдел – угловая извилина в нижней теменной дольке, которая ответственна за восприятие письменной речи и языка жестов.

Помимо классических речевых центров в формировании речи важную роль играют и другие области головного мозга. К ним относят островок (имеет важное значение для артикуляции), зоны лобной и височной доли (осуществляют обработку предложений), а также зоны затылочной и теменной коры головного мозга (отвечают за память на значения слов) [2–5].

Подкорковые ядра головного мозга также вносят существенный вклад в поддержание нормальной речевой функции. Диффузионно-взвешенная и перфузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга у пациентов с ишемическим повреждением подкорковых ядер и афазией показала вторичное снижение перфузии в подкорковых серых узлах. Однако прогноз при подкорковой афазии более благоприятный, чем при корковом поражении [6]. В последние годы также активно обсуждается роль повреждения мозжечка, поскольку оно также может приводить к дисфазическим расстройствам в виде нарушения грамматического строя речи [7].

Этиология афазий

Наиболее частой причиной афазии является ишемический инсульт. Реже расстройства речи наблюдаются при геморрагических инсультах, объемных образованиях головного мозга, инфекционных повреждениях (абсцессе, энцефалите), черепно-мозговой травме. Описаны редкие случаи развития афазий при демиелинизирующих заболеваниях [8, 9].

Преходящие афазии могут наблюдаться при транзиторных ишемических атаках, эпилепсии, мигрени. Наличие афазии во время транзиторной ишемической атаки – один из факторов высокого риска развития инсульта в ближайшие дни и недели [10].

Постепенно прогрессирующая афазия может быть также проявлением нейродегенеративного заболевания. Чаще всего постепенно прогрессирующая афазия связана с лобно-височной дегенерацией, реже – с болезнью Альцгеймера или другими дементирующими заболеваниями. При этом в некоторых случаях в клинической картине на протяжении многих лет отсутствуют какие-либо иные когнитивные и/или поведенческие расстройства (так называемая первичная прогрессирующая афазия) [11–13].

Исследование речевого статуса

Для диагностики и анализа особенностей дисфазии необходимо внимательно выслушать речь пациента, исследовать понимание обращенной речи, чтение и письмо. Следует обращать внимание на число слов, произносимых за минуту (беглость речи), немотивированные повторения отдельных слов и фраз (персеверации), укороченные фразы (менее пяти слов), ошибки в грамматическом построении высказывания (падежные окончания, предлоги, союзы, порядок слов в предложении и др.) и/или трудности в понимании грамматических конструкций. Кроме того, нужно оценить способность управлять движениями артикуляционных мышц (речевой праксис). Для этого можно попросить пациента несколько раз повторить словосочетание «артиллерийская бригада».

Важная часть исследования речи – оценка ее номинативной функции. Пациенту показывают те или иные предметы и просят их назвать, начиная с привычных (например, ложку, ручку, кружку) и переходя к необычным (например, фонендоскопу). Недостаточность номинативной функции речи отмечается при многих афазиях, иногда становясь одним из основных проявлений дисфазии.

Оценка понимания устной речи проводится путем проверки выполнения устных команд, вначале простых, а затем сложных («закройте ваши глаза», «покажите мне два пальца», «дотроньтесь правой рукой до левого уха»). Далее можно перейти к исследованию понимания более сложных грамматических структур («Отец брата и брат отца – это один и тот же человек?» или «Дядя моей тети – мужчина или женщина?»). Последние пробы могут выявить недостаточность понимания, в том числе у тех, кто выполнил простые устные команды.

При проверке функции чтения пациента просят прочитать вслух абзац из газеты, журнала, оценивая правильность произнесения слов. Понимание письменной речи может быть проверено с помощью письменных команд (например, «возьмите этот листок бумаги, сложите его пополам и положите на пол» или «закройте ваши глаза»).

Оценка письма – пациента просят написать любое предложение. Можно также продиктовать больному любой текст или предложить написать названия предметов, нарисованных на картинках.

Приведенные выше методики позволяют диагностировать дисфазию, не отходя от постели пациента, что имеет большое значение в остром периоде инсульта. При диагностировании у пациента речевых расстройств необходимо более подробно их исследовать, проанализировать количественные и качественные особенности, а также оценить другие высшие мозговые функции: внимание, память, праксис, зрительно-пространственную ориентацию и др.

Эпидемиология и виды афазий

По данным литературы, афазия является распространенным симптомом инсульта (15–38%). Обычно в клинической картине при этом присутствуют и другие симптомы повреждения доминантного полушария (правосторонние гемипарез, гемигипестезия, гемианопсия) [14]. Рассмотрим основные виды афазий (таблица).

Афазия Брока (моторная афазия) характеризуется нарушением построения собственного речевого высказывания, а также повторения фраз. Речь пациента немногословна, плохо артикулирована, характерны звуковые и вербальные персеверации. Письмо нарушено. Понимание обращенной речи может быть неполным в первые несколько дней после острого нарушения мозгового кровообращения, но затем быстро восстанавливается. Моторная афазия развивается в результате острого ишемического инсульта в передних ветвях левой средней мозговой артерии и часто сочетается с гемипарезом и гемигипестезией.

Афазия Вернике – Кожевникова (сенсорная афазия) характеризуется в первую очередь нарушением понимания устной и письменной речи. Собственная речь пациента, как правило, сохраняет нормальный темп и интонацию, но бессмысленна, так как содержит многочисленные замены слогов и слов на близкие по звучанию, но бессмысленные по значению (литеральные и вербальные парафазии), а также новые необычные слова (неологизмы). При значительной выраженности указанных расстройств речевая продукция приобретает характер так называемой словесной окрошки. При этом многие пациенты не осознают свой дефект. Сенсорная афазия развивается при поражении верхних отделов височной доли и нижних отделов теменной доли в результате инсульта в бассейне левой средней мозговой артерии. Она часто сочетается с правой верхнеквадрантной гемианопсией.

Тотальная сенсомоторная афазия – совокупность симптомов моторной и сенсорной афазии. Развивается в результате обширных инсультов в левой средней мозговой артерии, обычно сочетается с гемипарезом, гемигипестезией и гемианопсией. Редко причиной тотальной афазии могут быть энцефалиты, поздние проявления нейродегенеративных процессов.

Динамическая афазия (транскортикальная моторная афазия) в значительной степени напоминает моторную афазию Брока. Отмечается нарушение инициации речевой активности, имеют место персеверации и грамматические ошибки, в то время как понимание обращенной речи не страдает. Основное отличие динамической афазии от моторной – сохранная повторная речь: пациент может повторять слова и фразы за врачом. Обычно динамическая афазия развивается при инфаркте в бассейне левой передней мозговой артерии.

Транскортикальная сенсорная афазия характеризуется нарушением понимания обращенной речи, что напоминает афазию Вернике – Кожевникова, однако выраженность этих расстройств несколько меньшая. Собственная речь пациентов беглая, но малосодержательная, могут наблюдаться вербальные парафазии. Однако в отличие от афазии Вернике при транскортикальной сенсорной афазии сохранена повторная речь. Пациенты могут также читать вслух, но без понимания смысла прочитанного. Транскортикальная сенсорная афазия развивается при поражении прилегающих к зоне Вернике височно-затылочных или височно-теменных областей в результате инсульта, может сочетаться с гемианопсией.

Транскортикальная смешанная афазия – пациенты имеют признаки транскортикальной моторной и сенсорной афазии, однако остается сохранной способность повторения слов и фраз за врачом. Понимание письменной и устной речи также существенно ухудшается. Возникает при повреждении в передней и задней мозговых артериях при повторных церебральных эмболиях, инфарктах в зонах смежного кровоснабжения, связанных с системными циркуляторными нарушениями, например острой сердечной недостаточностью.

Амнестическая афазия – пациенты с амнестической афазией не могут назвать слово или предмет, при этом могут описать значение и функции предмета. Спонтанная речь характеризуется паузами, замещением слов, возможны парафазии. Повторение слов и понимание устной речи не нарушены. Амнестическая афазия описана при повреждении различных анатомических зон, в том числе базальных отделов височной доли, передних отделов височной доли, височно-теменно-затылочного стыка, нижней теменной дольки.

Алексия без аграфии – пациенты могут писать, но не читать. Понимание устной речи сохранно, спонтанная речь не изменена. Развивается при повреждении левой затылочной доли и валика мозолистого тела при ишемическом инсульте в бассейне левой задней мозговой артерии [15].

Дифференциальный диагноз

В большинстве случаев у пациентов с факторами риска инсульта (в пожилом возрасте, при наличии артериальной гипертензии, сахарного диабета, гиперхолестеринемии, сопутствующей кардиальной патологии, фибрилляции предсердий и др.) при остром развитии нейроваскулярного синдрома, характерного для повреждения средней и/или задней мозговой артерии доминантного полушария, диагноз ишемического инсульта не вызывает больших сомнений. Для верификации диагноза используются методы нейровизуализации.

Нарушения понимания речи и говорения, напоминающие дисфазию, могут развиваться при острой дисметаболической энцефалопатии (делирии). В этом случае нередко остро возникают трудности понимания обращенной речи, пациент не выполняет команды. В собственной речи пациента появляются грамматические ошибки, парафазии. Помогают в диагностике признаки спутанного состояния сознания, наличие галлюцинаций, тремора, психомоторного возбуждения и бреда.

Акинетический мутизм развивается при повреждении медиальной лобной области. У таких больных отмечаются отсутствие или крайняя скудость спонтанной речи, плохое выполнение команд, уменьшение двигательных реакций, признаки кататонии (восковой гибкости).

Пациенты, страдающие депрессией, могут избегать общения с окружающими. Они не смотрят в глаза врачу, лежат, отвернувшись от окружающих людей. В данном случае большую роль в дифференциальном диагнозе играет анамнез, собранный у родственников и/или близких пациента.

При наличии у больного эпизодов транзиторной афазии дифференциальный диагноз выполняется между транзиторной ишемической атакой и эпилепсией. Проводятся суточный электроэнцефалографический мониторинг, ангиография сосудов головного мозга, дуплексное сканирование брахиоцефальных артерий.

Афазии с постепенным началом и медленным прогрессированием, особенно у людей среднего и пожилого возраста, требуют проведения дифференциального диагноза между нейродегенеративными заболеваниями и объемными образованиями головного мозга. В данном случае показано проведение МРТ головного мозга.

Лечение и прогноз постинсультных афазий

Речевые расстройства значительно инвалидизируют пациентов, снижают качество жизни как их самих, так и окружающих их лиц, препятствуют полноценной нейрореабилитации, повышают экономические затраты на лечение. Кроме того, у пациентов с пост­инсультными афазиями по сравнению с пациентами с инсультом, но без речевых расстройств выше смертность, они дольше остаются в стационаре [16].

Степень восстановления речи зависит в первую очередь от локализации и объема повреждения вещества головного мозга. Например, сенсомоторная афазия в результате ишемического инсульта по кардиоэмболическому типу, обычно в сочетании с правосторонним гемипарезом и гемигипестезией, имеет менее благоприятный прогноз, чем моторная афазия в результате инсульта в передних корковых ветвях средней мозговой артерии [17].

Предикторами хорошего восстановления речевой функции являются молодой возраст, высокий индекс Бартел, высокий уровень образования и геморрагический характер инсульта [17].

Ведение пациента с афазией предполагает помимо лечения базисного сосудистого заболевания систематические логопедические упражнения [17–19]. Они проводятся пациентами самостоятельно под контролем родственников. Клиническая эффективность речевой реабилитации оценивалась в ряде исследований [20, 21]. Было показано, что конкретная методика логопедической коррекции не имеет принципиального значения, в то время как частота и интенсивность занятий достоверно влияют на прогноз [22, 23]. Логопедические упражнения необходимо начинать уже в острой фазе инсульта и продолжать на протяжении всего восстановительного периода, пока у пациента сохраняются речевые расстройства. В настоящий момент разработаны компьютерные программы и приложения для телефонов и планшетов, позволяющие пациенту общаться с окружающими и самостоятельно выполнять речевые упражнения.

Восстановление речи в первые месяцы после перенесенного инсульта связано с реперфузией соответствующих корковых центров, активацией смежных корковых областей и гомологичных областей мозга в контрлатеральном полушарии. Об этом свидетельствуют работы с использованием методов диффузионно-взвешенной и перфузионной МРТ [24, 25].

Медикаментозная терапия у пациентов с афазией должна быть направлена на метаболическую поддержку нейрорепаративных процессов и улучшение мозгового кровотока.

К настоящему времени проведено несколько рандомизированных двойных слепых исследований лекарственных препаратов при постинсультных афазиях. Не была доказана эффективность бромокриптина [26], амфетамина [27], а метаанализ клинических исследований пирацетама свидетельствовал о достаточно скромном эффекте данного препарата [28]. Есть небольшой клинический опыт применения ингибиторов антихолинэстеразы, таких как донепезил и галантамин, однако их клиническая эффективность нуждается в дальнейшем изучении [29, 30].

В настоящее время представляется перспективным использование цитиколина у пациентов с пост­инсультной афазией. Цитиколин (Цераксон) – эндогенный мононуклеотид, содержащий в химической структуре рибозу, цитозин, пирофосфат и холин. Будучи необходимым промежуточным веществом в синтезе структурных фосфолипидов цитоплазматических и митохондриальных мембран нейронов, цитиколин восстанавливает их целостность при ишемическом повреждении. В ряде экспериментальных работ было показано, что цитиколин ингибирует фермент фосфолипазу А2, нормализует энергетические процессы в митохондриях, восстанавливая функционирование мембранной натрий-калиевой и митохондриальной аденозинтрифосфатаз. Кроме того, он усиливает активность антиоксидантных систем, оказывая тем самым нейропротективный эффект и препятствуя процессам окислительного стресса и апоптоза. Другой механизм действия Цераксона заключается в восполнении церебрального ацетилхолинергического дефицита, что имеет большое значение для метаболической поддержки познавательной деятельности в целом. Наконец, данный препарат влияет на дофамин- и глутаматергическую нейротрансмиссию. Цитиколин обладает плейотропным эффектом, также обусловленным влиянием на процессы нейрорепарации, которые играют ключевую роль в восстановлении утраченных функций [31]. В ряде экспериментов было продемонстрировано влияние препарата на процессы активации нейроглии, усиление пост­ишемического нейрогенеза, ангио­генеза и нейропластичности [32, 33]. Установлено, что цитиколин уменьшает объем поражения мозга при экспериментальной ишемии и гипоксии, повышает способность к обучаемости и благоприятно влияет на память у экспериментальных животных с возрастными изменениями головного мозга.

В клинических исследованиях Цераксон улучшал функциональное восстановление и ускорял реабилитацию пациентов с ишемическим инсультом [34]. В настоящее время показана эффективность цитиколина при постинсультных когнитивных и двигательных расстройствах [35, 36]. При этом препарат характеризуется удовлетворительным профилем безопасности и переносимости. Положительное влияние препарата на речевые нарушения у пациентов после инсульта отдельно не оценивалось. Однако можно предположить, что нейрорегенаторные свойства Цераксона и его эффекты в когнитивной сфере будут способствовать улучшению и речевых функций ввиду тесной взаимосвязи этих нарушений.

Заключение

При лечении пациентов с афазией необходимы регулярные логопедические занятия и длительная медикаментозная терапия, направленная на метаболическую поддержку нейрорепаративных процессов и улучшение мозгового кровотока.

Здравствуйте уважаемый доктор! Пишет Вам Тлеубаев Багьбек сын Тлеубаева Нагымета.

Мой отец очень серьезно болен. В 2019 году был поставлен диагноз ЦВЗ. Ищемическии инсульт головного мозга с левосторонним гемипарезом. Моторная афазия. Артериальная гипертензия III, риск 4.

В 2019 году было повторное нарушения, Остаточные явления инсульта головного мозга с левосторонним гемипарезом. Моторная афазия. Артериальная гипертензия III, риск 4. Жалоб предъявлять не может.

Ему 56 лет. Инвалид 1 группы. 12.07.2012г — 22.07.2012г были на реабилитационном лечении: Кавинтон, магнезия сульфат, пирацетам, витамин С, лизиноприл, физиотерапия (ходили с помощью двух человек, зарядка левой руки и ноги), массаж, парафин(левой руки и ноги), тромбоасс, никотиновая кислота. Но у папы улучшении не было. После этого в августе месяце получал общеукрепляющее лечение:

Вит. В1, В2 2,0 в/м 10 дней чередовать; Вит. В12 2,0 в/м 10 дней; Глюкоза 5%-400,0 в/м кап.;

+Витамин С -10,0; +Панонгин-10,0; +Рибоксин-10,0; Реополиглюкин 400,0 в/в кап. Сироп солодки 1 ст.ложка 3раза в день

Больной после выписки из реабилитационного центра по рекомендации регулярно принимает ниже перечисленные препараты до настоящего момента:

1)Лизиноприл 5мг*2раза в день 2)Циннаризин 1тб*2раза в день. 3) Глицин 1тб*2раза в день. 4) Кардивас в таблетках. Тромбо-АСС в таблетках.

На данной момент 27.10.12г, Общее состояние тяжелое за счет неврологической симтоматики. Пониженного питания. Плохо спит. Аппетит несколько снижен. Самостоятельно сидит с незначительным наклоном вправо. Отсутствуют движения в левых конечностях, но чувствительность сохранена. Постоянно гладит правой рукой обе ноги и периодически двигает правой ногой. На всякие новые события происходящее вокруг в начале обращает внимание на 7-8 секунд а потом опять уходит в себя, то есть временами появляются кратковременные проблески ясного сознания. В лежащем положение часта поднимает только голову без опоры на достаточно долгое время и оглядывается по сторонам. Ежедневно три раза в день по 20 минут делаем мягкий массаж конечностей особенно слева, то есть парализованную сторону и движения суставах (разгибания и сгибания) слева. Ежедневно ходим 3 раза в день по 10 минут с перерывами около 40 метров, поддерживая больного с лева и помогая двигать левую ногу.

В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. ЧДД 18 раз в минуту. Тоны сердца пригушены, ритм правильный. АД 160/100 мм.рт.ст. Пульс 72 раз в минуту. Живот мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не увеличены. Симптом поколачивание с обеих сторон отрицательный. Не может контролировать мочеиспускание, использует подгузник. Стул склонен к запорам.

В связи с вышеизложенным мне хотелось бы получить высокоспециализированную профессиональную консультацию по излечению данной болезни.

Заранее благодарю, надеюсь на ваше сочувствие и понимание и буду ждать с нетерпением Вашего ответа. С уважением Тлеубаев Багьбек

Выписка из история болезни

ФИО : Тилеубаев Нагымет., Возраст: 07.07.1956г.р., Место работы: инвалид 1 гр., Адрес: г. Аральск Ул. Байсейтова 8., Дата поступления: 12.07.2012г., Дата выписки: 22.07.2012г.

Диагноз: Церебро-васкулярное заболевание. Остаточные явления инсульта головного мозга с левосторонним гемипарезом. Моторная афазия. Артериальная гипертензия III, риск 4.

Жалобы: Самостоятельно не может говорить, не понимает речь, не может контролировать мочеиспускание и стул, сидят в одной позе в коляске, интереса ни к чему не проявляет.

Anamnesis morbi: Больной много лет страдает артериальной гипертензией. Состоит на диспансерном учете. Регулярно принимает гипотензивные препараты.

В 2009,2011 годах перенес геморрагический инсульт и находился на стационарное лечении в Центральной районной больнице с диагнозам: Церебро-васкулярное заболевание. Остаточные явления инсульта головного мозга с левосторонним гемипарезом. Моторная афазия. Артериальная гипертензия III, риск 4. С 2019 года получает стационарное лечение в ЦРБ и амбулаторное лечение у участкого врача по месту жительства.

Последняя госпитализация в отделении реабилитации Областного медицинского центра г. Кзыл-Орды с 12.07.12г по 22.07.12г

Anamnesis vitae: Рос и развивался в соответствии с возрастом. Туберкулез, болезньБоткина,венерологические заболевание отрицает. Наследственных заболеваний не имеет.

Алллергоанамнез спокоен.

Stаtus praesens communs: Общее состояние среднее. Телосложение: нормостеник. Плохой сон. Аппетит резко снижен. Кожные покровы нормальной окраски. Периферические лимфатические узлы не увеличены, безболезненны.

Костно- суставная система: без видимых деформации. Периферических отеков нет.

Респираторная система: В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. ЧДД 18 раз в минуту. Тоны сердца пригушены, ритм правильный. АД 160/100 мм.рт.ст. Пульс 72 раз в минуту. Живот мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не увеличены. Симптом поколачивание с обеих сторон отрицательный. Не может контролировать мочеиспускание, использует подгузник. Стул склонен к запорам.

Status nevrosus: Сознание ясное. Зрачки одинаковые Д=S. Диплопия положительный. Не может выполнять команды и двигать глазными яблоками. Зрачки реагирует на свет. Тройничный нерв (V пара): 1-3 ветви безболезненны. Чувствительность кожных покровов нижней части левого лица снижена.

Лицевой нерв (VII пара): левая складка носогубного треугольника сглажена.

Слуховой и вестибулярный нерв (VIII пара): нистагм нет. Шум в ушах. Слышит нормально.

Носоглоточный и блуждающий нерв ( IX, X пара) : глотание безболезненное.

Подязычный нерв( XII пара) : язык по центру, моторная афазия. Менингиальных симптомов нет.

Чувствительность кожных покровов: гемигиперстезия с левой стороны. Сухожильные рефлексы: верхняя конечн/ локтевой, запястный /Д Анализы: ОАК 16.07.12г Hb-115. лейк-5,2. эрит-3,7. СОЭ – 16мм.ч

ОАМ-с. Уд.вес -1017, эрит-0. белок-отр. Реакция кислая. Сахар-отр.

Креатинин-81. билирубин 23.27. мочевина -7,7 мммоль.л..

Окулист — Ангиопатия сетчатко к обеих глаз.

ПРОТОКОЛ МРТ ИССЛЕДОВАНИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА.

Ф.И.О. пациента: Тилеубаев Н., Дата рождения: 07.07.1956г., Дата исследования: 16.07.2012г.

Контрастное усиление: без введения МР – контрастного средства

На полученных Т1, Т2 ВИ, tirm MP изобрежениях ( наличие двигательных артефактов), на фоне глиозных изменений больших полушарий, в виде сигналов повышенной интенсивности в Т2, tirm режимах, изоинтенсивны по отношению к веществу мозга в Т1 ВИ, различной формы, с относительно четкими контурами, определяются полостные образования в подкорковых структурах ( слева-2,0х0,5см, справа 4,8х0,3см), правой височной доле ( 1,8 х 0,3см), с сигналом от жидкости, с гипоинтенсивным ободком в Т2

ВИ. В левой височной доле визуализируется участок , размером около 5,0х3,0см неправильной формы, с неровными контурами , с аналогичными сигналными характеристиками.

Боковые желудочки резко разширениы, не симметричны, правый больше, за счет подтиягивания к рубцовому процессу, III желудочек 1,6см, IV желудочек не дислоцирован. Отмечается расширение базальных цистерн и субарахноидальных пространств, борозды конвекситальных поверхностей углублены, левой височной доли деформированы.

Заключения: МРТ – картина хронических кровоизлияний подкорковых структур, правой височной доли, а также левой височной доли, с рубцово-атрофическим процессом. Признаки выраженной ангиоэнцефалопатии и субатрофии вещества мозга.

Почти у всех перенесших инсульт в первые дни и недели наблюдается нарушение речи. Одни не могут вспомнить названия предметов и действий, выразить свою мысль, другие не в состоянии понять, что говорят окружающие. Однако и интеллект, и память (образная) сохранены, в порядке зрение, слух… Используя эти каналы, можно многое восстановить.

В зависимости от того, какие отделы мозга поражены, говорят о разных формах афазии после инсульта (нарушениях речи).

Судить о них, а значит и выбрать метод восстановления речи можно уже через две недели после начала заболевания.

Моторная афазия

При моторной афазии человек, как правило, понимает речь окружающих, но не в состоянии выразить свои мысли, связно отвечать на вопросы, читать, писать. В ответ на вопрос он чаще всего кивает головой и жестом показывает, что ничего сказать не может, или, произнося отдельные слова, затрудняется правильно назвать предметы, действия.

Бывают случаи, когда больной не в состоянии ни повторить, ни самостоятельно произнести звук или слово. При попытках говорить долго и часто безуспешно ищет положение губ, языка. Однако может петь и читать хорошо знакомые стихи.

Сенсорная афазия

У страдающих сенсорной афазией нарушено понимание обращенной к ним речи. Отсутствует и контроль за собственной речью. Она малоинформативна, состоит из обрывков слов и фраз. Человек не может писать, не понимает прочитанного.

Одни больные безуспешно пытаются что-то повторять, называть. Речь их многословна, эмоциональна, богато интонирована, сопровождается мимикой, жестами. Но эта “словесная окрошка”, или “словесный салат” — как говорят специалисты, существует как бы сама по себе: больной не понимает ни того, что говорит, ни простейших слов, просьб, указаний, обращенных к нему. Эти признаки характерны для первой формы сенсорной афазии.

В других случаях до сознания пациента доходят простые команды, только если состоят из 1-2 слов, не более. Это вторая форма сенсорной афазии.

Страдающие третьей ее формой понимают только простые предложения. Сложный текст им не по силам. Они плохо ориентируются в пространстве, путаются в счете, не различают, что значит “под”, “над”, “к”, “от”, не оценивают сравнительных конструкций (муха меньше слона)...    

Лечение 

Что делать? Ответ однозначен: заниматься лечением афазии. Повторяем: не все безнадежно разрушено — есть интеллект, память, внимание, слух. Лучше, конечно, воспользоваться помощью специалиста по восстановлению речи (логопеда-афазиолога), но не всегда это возможно. Обычно вся нагрузка ложится на родных и близких. Чтобы максимально использовать время, отведенное на тренировки, попытаемся дать необходимые рекомендации.

Вам придется постоянно стимулировать и исправлять речь больного. Будьте готовы к тому, что на первых уроках ваш ученик быстро утомится. Делайте паузы и обязательно заполняйте их рассказами о простых вещах и событиях, о том, что когда-то до болезни очень интересовало вашего подопечного.

Когда и по сколько заниматься, зависит от состояния больного, но имейте в виду: частота и регулярность тренировок имеют огромное значение.

Если у вашего подопечного сохранено сознание, начинайте уроки с первых дней инсульта.

Поначалу занимайтесь не больше 10-15 минут, лучше 2-3 раза в день. Через 2-3 недели средняя продолжительность занятий может составить уже 40-60 минут.

Лечение моторной афазии

При  лечении моторной афазии прежде всего необходимо растормозить речь, создать у больного психологическую готовность, условия, при которых возникают намерение и желание говорить.

Вот один из приемов. Заранее подберите красочные журналы с фотографиями (можно старые). Откройте семейный альбом. Произнесите фразу с определенной интонацией, например, радости: “Я счастлив видеть тебя!” — и попросите подопечного выбрать ту картинку или фотографию, с которой эта фраза ассоциируется.

Очень полезно напевать или вместе с больным прослушивать записанные на магнитофон известные ему песни. Это помогает поднять настроение, вызывает воспоминания, оживляет в памяти дорогие образы. Попросите его петь вместе с вами. Он потихоньку подхватит мелодию и вдруг довольно внятно произнесет какое-нибудь слово, чаще рифмованное.

Повторите это же на второй день, третий… Больной начнет произносить и другие слова, а через неделю-две после многократного пропевания любимых мелодий совместное пение не будет составлять для него труда. Теперь можно попросить его договаривать стереотипные предложения, знакомые стихи, пословицы. Например: “Тише едешь — дальше… (будешь)”, “Семь бед — один... (ответ)”.

Параллельно тренируйте пациента на так называемых автоматизированных речевых рядах. Предложите вместе с вами посчитать (один, два, три, четыре…), перечислить дни недели (понедельник, вторник…).

Его может заинтересовать чтение эмоционально насыщенного событиями рассказа. Показывайте картинки, отдельно написанные слова — это способствует оживлению эмоций и прежних речевых связей. Вдруг у вашего подопечного вырывается адекватно содержанию: “Ах, черт возьми!”, “Ай-яй-яй!”, “Нехорошо!”, “Здорово!”…

Кроме того, обязательно просите больного как можно чаще называть имена близких ему людей, термины, связанные с профессией или любимым делом.

В процессе повседневного общения старайтесь, чтобы он вспомнил как можно больше существительных, глаголов, других частей речи — сначала в отдельных предложениях, затем в простых диалогах, беседах. Так, подходя к столу, вы говорите: “Я сажусь на… (стул). Я беру… (карандаш), чтобы... (рисовать)”. Готовясь к умыванию: “Где тут у нас туалетное... (мыло), чтобы руки… (мыть)? А вот зубная... (щетка), чтобы зубы... (чистить). Теперь нужно махровое… (полотенце). Им мы лицо… (вытираем)”.

Если больной вдруг произнес какое-то слово, например, “хлеб” или “мяч”, похвалите его, порадуйтесь успеху и не упустите шанс продвинуться дальше — напомните действия, с которыми связаны эти слова: “Хлеб мы… (едим). В мяч дети… (играют)”.

Не пытайтесь обучать вашего подопечного грамматике, опирайтесь на свойственное ему “чувство языка”. Варьируйте одно и то же слово: “Хлеб лежит на сто…(ле). Мяч лежит под сто…(лом). Я пошел к сто…(лу)”. Слова не надо зубрить, записывать — они должны постоянно встречаться в ваших беседах.

Разговаривая с больным, обязательно учитывайте его интересы и увлечения. С женщинами сподручнее говорить о кулинарии, моде, косметике, с мужчинами — о рыбной ловле, машинах, спорте, помогая жестами, показывая вещи или картинки, на которых изображено то, о чем идет речь. Например: “Вот река. В ней водится... (рыба). Ты любишь рыбу ... (ловить). Ты ее ловишь... (удочкой). Но сначала надо накопать... (червей). Червяка ты насаживаешь на... (крючок). Рыба… (клюет)” и т. д.

Со временем диалог усложняется. Связная речь при моторной афазии, если она мягко выражена, обычно появляется вслед за увеличением словаря больного.

Лечение сенсорной афазии

При лечении сенсорной афазии акцент занятий делается на восстановление понимания сказанного. А чтобы облегчить этот процесс, надо постараться затормозить поток обильной и малоинформативной речи (она так и вырывается из уст больного), оживить сферу зрительных образов, которые необходимы для осознанного восприятия окружающего мира.

Затормаживание речи предполагает переключение внимания больного на другие виды деятельности. Полезны любая работа с цифрами и числами, игра в шахматы, лото, рисование по образцам, составление картинок из детских кубиков, выполнение различных заданий — нарезание карточек, полосок бумаги, шрифта из газет, журналов, а также мытье посуды, уборка квартиры, если ему это уже по силам.

Обязательно сопровождайте краткими пояснениями, что, как и зачем делать. Как можно меньше слов! Только отрывистые конкретные инструкции и оценки: “Разрежь бумагу на полоски”, “Хорошо”, “Правильно”, “Помоги помыть посуду”, “Нет”, “Не так”... Контролируйте, как осознает ваш подопечный бытовые команды: “Проходи к столу”, “Садись здесь”, “Открой тетрадь”, “Начинай рисовать”… Как это ни трудно, разрешайте больному лишь короткие высказывания, реплики, вопросы: “Это так?”, “Что делать?”, “Не знаю, как…” — не больше.

Очень важно научить его слушать. Процесс разбивается на ряд последовательных этапов — понимание сначала общего смысла и содержания звучащего текста, затем предложений и только потом отдельных слов, звуков.

Ведь больному сенсорной афазией гораздо легче произнести тираду слов самому, чем выделить одно, нужное.

Прежде чем начать разговор, обязательно сообщите, о чем сейчас пойдет речь в беседе, в рассказе, который вы намереваетесь прочесть. Например, “о природе”, “о животных и растениях Севера”, “о школе”... Это поможет создать состояние ожидания, готовность слушать текст определенного содержания, необходимый эмоциональный настрой. Заранее подготовьте картинки: одна соответствует тексту, другая — близкая к нему, третья — нейтральная. Положите их перед больным, прочитайте текст медленно и выразительно и попросите найти нужную картинку. Еще раз прочтите текст и попросите сказать, о чем идет речь, посчитать количество предложений. Выделите одну какую-нибудь фразу. Пусть он найдет на картинке соответствующий ей фрагмент. То же самое проделайте с отдельным предложением, потом словом. Лист, цветок, самолет, река... — звучание каждого ему нужно соотнести с соответствующим элементом картинки. Сюжет, изображенный на ней, должен вызывать только положительные эмоции. Да и текст небольшой — 3-7 предложений из 3 — 5 слов. Проштудируйте так 7-10 текстов, которые резко отличаются по содержанию и лексике. И уже после такой общей работы — восстановления умения слушать и понимать начинайте учить различать звуки.

Нарежьте из старых журналов картинки с изображением различных предметов. Разложите их перед больным. Напишите на трех листах бумаги крупно по букве, например, Б, Л, Ц. Предложите ему распределить картинки в соответствии с начальной буквой изображенного предмета. Новое задание: к оптическому образу буквы присоедините ее звучание. Повторяйте: “Сложи картинки к букве Л” и т. д. Позже больной должен классифицировать картинки, ориентируясь только на звучание названных букв (листы с написанными буквами уберите). Отработав первые три звука, переходите к следующей паре или тройке.

У страдающих сенсорной афазией в известной степени сохранены навыки письма. Но записывать такой больной может лишь то, что сам произносит. Чтобы упорядочить этот процесс, предложите ему сначала складывать слова из разрезной азбуки. Можно сделать схематические рисунки и подписи к ним из слов, близких по звучанию: “дом-том”, “дочка-точка”, “гора-кора”, “баба-папа”... Постепенно в процессе тренировки он начинает различать эти похожие по звучанию слова, понимать, какая подпись соответствует какому рисунку.

Полезно записать на бумаге и еще раз прочитать с ним слова, только что произнесенные. Так постепенно восстанавливается и навык чтения. А если параллельно больной еще и слышит запись этих слов на магнитофоне, эффект будет выше: он вслушивается в звучание произносимых им слов и исправляет ошибки.

Препараты

Восстановлению речи способствуют медикаментозные препараты. Они растормаживают не погибшие, но оказавшиеся как бы в недееспособном состоянии нервные элементы вокруг очага поражения.

Пробудить, образно говоря, от спячки речь и память помогает ноотропил. Его надо принимать долго (несколько месяцев) по 2,4 г (в первые недели после мозговой катастрофы гораздо больше — 3,6-4,8 г) три раза в день.

Если же лекарство возбуждает больного и его сон становится беспокойным, сдвиньте прием препарата на первую половину дня. Часть курса можно провести в виде внутримышечных инъекций ноотропила по 5 г ежедневно в течение 20-30 дней.

Эффективен, особенно при нарушении памяти и внимания, церебролизин. Его вводят по 5 мг ежедневно внутримышечно 20-30 дней.

Оба препарата — ноотропил и церебролизин — можно применять и одновременно. Их хорошо переносят больные.

Как видите, способы восстановления речи разнообразны. Попробуйте те, что мы предложили, но не навязывайте их вашему подопечному все в обязательном порядке. Учитывайте его индивидуальные возможности.

Однако одно правило незыблемо. Не стоит думать, что, старательно проведя занятия, вы свободны и вольны заниматься своими делами. Если вы по-настоящему хотите помочь близкому человеку вернуться к нормальной жизни, с ним надо как можно больше разговаривать, рассказывать о семейных делах, событиях дня, вместе смотреть телепередачи, слушать радио, по возможности ходить в театр.  

Не забывайте ни на минуту: главное, что помогает восстановлению речи и других нарушенных в результате инсульта функций, — добрая, благожелательная атмосфера в семье, не устранение, а привлечение больного к участию в обсуждении домашних дел, выполнению посильной для него работы. Терпения вам и здоровья!